Винил

На CD, т.е. компакт-дисках, выпускается далеко не всё, что было выпущено когда-то на виниловых пластинках. Пара примеров: одна из моих  любимых певиц Helen Reddy — её на мой взгляд самый удачный диск «Free And Easy «1974 г. не существует в виде CD. Andy Williams, выпустивший десятки пластинок, обильно представлен на компактах. Но его «Solitaire» — настоящий шедевр — имеет место только как виниловая пластинка, ставшая раритетом. Я уж не говорю о многочисленных пластинках наших соотечественников — разных ВИА и сольных исполнителей.  В виде CD существуют всякие сборники, компиляции, ремиксы и перепевки. А просто взять пластинку — в том виде, как мы к ней привыкли, с тем же порядком песен — и тиснуть на компакт приличным тиражом — таких прецедентов можно по пальцам пересчитать.
Вот и начал я, собственно, переписывать виниловые пластинки в компьютер, а оттуда — на CD. В единичных экземплярах, для себя любимого, ну и для друзей, кто понимает. Для этого процесса у меня имеется приличный аудио-интерфейс (Focusrite Saffire, если кому интересно), неплохая виниловая вертушка (проигрыватель), и некоторое количество виниловых дисков, сохранившихся в весьма приличном состоянии. Опять же, друзья-знакомые, которые, зная такую мою страсть, время от времени подкидывают мне порции винила. Потому как для многих этот самый винил стал настоящей обузой: хранить его хлопотно, места много занимает. Выбросить вроде бы жалко, а слушать не на чем.
Существует, правда,

рынок виниловых пластинок — но это дело коллекционеров: меняться, продавать, покупать. И здесь идёт речь о «фирменных», т.е. западных пластинках. А вот попробуй найти пластинку ВИА Весёлые ребята «Любовь — огромная страна» в приличном качестве? Или каких-нибудь «демократов»?  Вроде бы и не коллекционный запрос, а не сыщешь.
Недавно пришла ко мне очередная порция винила (спасибо, Таня!). Затесались даже несколько шеллаковых дисков для патефона, но они, к сожалению, и для коллекционеров не представляют интереса: треснутые. Половина пластинок, как водится,  пошла в помойку, зато из оставшихся есть, что послушать и записать. И насладиться неповторимым звуком виниловых дисков — иногда с похрустыванием и «песочком», но уникальным и глубоким, который CD, увы, передать не может.

Укулеле и Окулина

Первый раз я услышал укулеле, когда мне было  лет 15 —  в песне  "Ram on" Пола МакКартни. (Альбом Ram 1971 г.) Но это не в счёт, потому что я тогда не знал, что это звучит укулеле. Правда, я уже тогда заподозрил, что это не просто гитара.

Увидел укулеле я в первый раз в фильме "В джазе только девушки", но не придал этому значения, и отнёсся скорее как к забавному киношному атрибуту. Сколько я потом ни прислушивался к песенкам, которые звучат в фильме, в великолепно сделанных, роскошных оркестровках я укулеле так и не услышал. Подозреваю, что этот инструмент просто не участвовал в записи саундтрэка, а был использован исключительно как реквизит для видеоряда. Да и слово "укулеле" прозвучало лишь в одном из поздних дубляжей фильма, а в ранних советских вариантах это называлось "гавайская гитара". Короче говоря, укулеле в фильме — тоже не в счёт.

А вот когда я уже в зрелом возрасте и в здравом рассудке увидел — и УСЛЫШАЛ концерт памяти Джорджа Харрисона, когда я увидел — и УСЛЫШАЛ, как тот же, хотя и постаревший МакКартни берёт укулеле и начинает играть на ней «Something» — многое открылось мне..

В частности, тот факт, что теперь я долго без укулеле не протяну. То есть не смогу нормально существовать, пока не стану счастливым обладателем этого маленького инструмента.

Спустя пару месяцев ожидания (не стану рассказывать утомительные подробности о бессоннице и отсутствии аппетита)

мне привезли укулеле с Гавайских островов, то есть самую что ни есть аутентичную. (Спасибо, Светлана, век не забуду!) Это оказался симпатичный инструмент, аккуратно сработанный, с выверенной мензурой. Это очень важно для маленьких инструментов — чтобы мензура была чётко промеряна и очень точно реализована. Я стал рьяно осваивать этот миниатюрный курьёз, что оказалось занятием не таким лёгким, как я поначалу  предполагал. Кроме того, наш климат оказался слишком суров для гавайской неженки, и буквально через месяц её гриф повело пропеллером, а обечайка дала трещину на изгибе. Скрывать не стану, я был расстроен не меньше, чем сам этот маленький инструмент.

Однако нескольких недель упражнений на укулеле хватило мне для  возникновения устойчивого привыкания к необычному, волшебному тембру. И я обратился к знакомому скрипичному  мастеру с просьбой сделать мне похожий инструмент. Но, отталкиваясь от размеров и пропорций укулеле, я нарисовал свои эскизы, учитывая при этом, что  играть на шестиструнной  гитаре мне всё-таки привычней.

И скрипичный мастер  Сергей Горынин без единого гвоздя сработал мне инструмент, соединивший в себе миниатюрность и характерный тембр укулеле  и типичные характеристики шестиструнной гитары. Это звучащее тело было названо Окулиной. То есть имя вроде бы и намекает на укулеле, но не оставляет сомнений в русском происхождении.

Прошли годы…

За это время случилось много всего. Одно из приятных

событий: известный гитарный мастер Владимир Бабков привёл гавайскую укулеле в порядок, и теперь она снова строит и вполне прилично звучит. Иногда они с Окулиной звучат вместе — это когда ко мне в гости забредает какой-нибудь гитарист, не лишённый воображения и страсти к экспериментам.

А в музыкальных магазинах столицы теперь полно укулеле, но это всё больше дешёвые китайские под(д)елки, которые и звучат соответственно.  

P.S.  А в это воскресенье в Лекториуме — концерт старинной музыки lektorium.livejournal.com/