Коучинг и журнализм

Недавно я был приглашён на радио РСН — гостем ночного эфира Антона Королёва. На этот раз в качестве человека, устраивающего  концерты в Лекториуме. Всё было мило и спонтанно, и полтора часа беседы пролетели совсем незаметно.  Прямой эфир — это отдельный кайф, но кроме того, я на новом уровне и с другой позиции осознал некоторые вещи, которые  просто не мог раньше сформулировать. 17 лет я задавал другим людям вопросы, будучи журналистом. Почти 3 года я  задаю людям вопросы в качестве коуча. Где общее и в чём принципиальная разница?  Хороший коуч и хороший журналист похожи в одном: они проявляют искренний интерес к собеседнику (клиенту) и стараются его «раскрыть». Они пытаются  получить ответы не только на те вопросы, которые лежат на поверхности, но и по возможности выйти на глубину. Хорошее интервью иногда очень похоже на коуч-сессию. Внешне — и тот и другой «копают» и пробуют зайти с разных сторон, чтобы ответы собеседника отражали его отношение к разным значимым для него вещам.
Но  — вот оно: журналист (опять же мы говорим о хорошем, профессиональном журналисте) делает это ДЛЯ ПУБЛИКИ — читателей, слушателей, зрителей. Именно в этом профессиональный интерес журналиста: не просто удовлетворить своё любопытство, а раскрыть человека для публики.
Коуч раскрывает клиента для НЕГО самого, для клиента то есть. Журналист — призма, коуч — ещё и зеркало. Журналист в конечном итоге с каждым интервью или эфиром делает человека более публичным. Задача коуча вместе с клиентом — провести ВНУТРЕННЮЮ работу, более того: одна из главных компетенций коуча в том, чтобы эта работа ни в коем случае  публичной не стала. Если это не отдельный запрос клиента, разумеется.
As simple as that.

Международный Женский День

Когда я учился в школе, день 8-го марта был логическим продолжением 23-го февраля. 23-го девочки поздравляли нас, мальчиков, раздавая конфеты. Подразумевалось, что все мы — будущие защитники социалистической родины. Для большинства так оно и случилось.  А через две с небольшим недели мы сами несли в школу конфеты для девчонок и цветы — для учительниц. Девочек в нашем классе было вдвое больше, чем мальчиков. Но как раз учительницы, как я смутно понимал тогда, были главным объектом поздравления. Учителей у нас, как и в большинстве школ, было раз-два — и обчёлся. Учительницы же в свою очередь объясняли нам, что нужно поздравить мам, сестёр, бабушек и вообще всех женщин.
Я рос в семье с ужасающим гендерным перекосом и как единственный мужчина являл лишь 20% её личного состава. Поэтому с самого детства у меня отношение к этому празднику робко-нервозное, почти паническое. 
Во время перестройки было модно этот праздник ругать, так как инициировала его в своё время коммунистка  Клара Цеткин. Кстати, было это ровно 100 лет назад. Как быстро летит время! И я тогда (не 100 лет назад, а во время перестройки) тоже поругивал этот день, по-конформистски пользуясь тогдашним трендом. 
Но вообще-то приятно, что есть такой день в году, когда женщин чествуют особо, сугубо, нарочито и подчёркнуто. Потому что женщины всё же в большинстве своём вполне приличные люди, и многим из них мы обязаны такими вещами, без которых жизнь была бы не такой прекрасной. Самой жизнью, например. 
Поэтому, отбросив робкую нервозность и ложную предвзятость, я поздравляю всех женщин нашего города и примыкающего к нему остального мира с замечательным весенним праздником.  Я желаю им в этот день всего самого доброго, чистого и светлого. А главное — чтобы им хоть иногда в жизни везло с мужчинами — существами по большей части грубыми, жадными, мелочными, эгоистичными, туповатыми и приземлёнными. 
Знаю, что говорю — сам такой. С праздником!

Перейти через мост

Вроде бы ничего такого не происходит. Всё нормально вроде бы. Кризис среднего возраста давно позади, как и не было. Личностный рост происходит непрерывно и безболезненно. И вроде бы я даже научился с юмором относиться к серьёзности жизни, но делать серьёзные выводы из всех её уроков, даже шутливых. Вроде и не происходит ничего такого на внешнем плане. Да и на внутреннем вроде бы — тишь да гладь. Работай себе, самосовершенствуйся дальше, наслаждайся свободой, дыши свежим воздухом и цени простые радости. Но на душе как-то тревожно. Как будто передо мной дорога, и я иду по ней, и знаю, куда. Но вот предстоит мне перейти через мост, а там — что-то очень важное. Другое качество жизни, или друзья, которых тридцать лет не видел, или особый какой-то свет и звук. И вот через мост этот надо перейти, потому что — а как же? Меня туда моя дорога ведёт. Да и не опасный он, этот мост, просто аккуратно надо, под ноги смотреть, за перила держаться, на какое-то время стать чуть внимательнее. Собраться, включить концентрацию. Вдохнуть поглубже.
Ритмический якорь себе на дорожку — на ход ноги. 
В общем, я пошёл. Расскажу потом, как и что там.

музыка в Сокольниках

Вообще-то на этом месте должен был размещаться отчет о выставке Trainings Expo. Но в первый день выставки я сам вёл тренинг, а во второй день не пошёл, потому как коллеги, которые там побывали в первый день, сказали, что ходить туда не стоит. Чтоб не расстраиваться.  Расстраиваться я не хотел, поэтому и не пошёл.
А вот на выставку Музыка Москва не мог не пойти. Во-первых, хожу туда каждый год, и пропустить было бы как-то неудобно. А во-вторых, два хороших моих друга-приятеля, оба музыканты, собрались туда именно в пятницу. Они друг друга до этого не знали, оба приехали из разных городов, и я их познакомил друг с другом (о, великий и могучий! Действительно — друг с другом!). Мы побродили по выставке, и хоть особо не расстроились, констатировали факт, что здесь тоже дела обстоят не лучшим образом. Правда, индустрия шоу-бизнеса (а именно её сегменты представлены так или иначе на этой выставке) сдулась не так сильно, как тренерский рынок. Думаю, основная причина этого в том, что шоу-бизнес у нас во многом — дутый, и эта имитация будет проецировать себя дальше и дальше. Впрочем, я не скажу, что посещение выставки было потерянным временем. Я встретил там ещё двух дорогих моему сердцу людей из моей прошлой, музыкально-журналистской жизни. Полюбовался на то, как буздыряют фонтаны света в световом павильоне, да и пошёл гулять по парку Сокольники.
У меня с ним связано много воспоминаний, с этим парком. Как, наверное, у многих москвичей и гостей столицы. У меня тут прошла довольно большая часть жизни. Сюда я ещё мальчишкой приезжал кататься на велике, потому что здесь были самые красивые аллеи и самый ровный асфальт.  Мой отец  ещё в семидесятые работал здесь на выставках, и я приходил к нему на стенд общаться с немцами из ФРГ и пить кока-колу. Немцы из ФРГ и кока-кола — в 1975 году! В Сокольниках! Потом, после армии,  я работал на стадионе Связист, что в километре отсюда, а в парк ходил обедать в разные кафе, где за рубль можно было вкусно и красиво поесть. Потом я подружился со Славой Кузькиным и приходил к нему в Ледовый дворец, где он работал в радиоузле и попутно записывал замечательные песенки. А после работы мы опять же гуляли в парке и беседовали о музыке. Славы 5 лет как нет с нами. Отца нет уже очень давно. Сколько велосипедов сменилось у меня за это время — и не сосчитать..
А Сокольники остаются такими же, парк почти не меняется, только вывески на кафешках обновляются со сменой владельцев. И иногда кажется, что время здесь течёт в другом темпе, а может быть, даже в другом направлении. Не так, как московское время.

Negotiations And Lovesongs

Пару дней назад я проводил тренинг по переговорам — надо признаться, после значительного перерыва. И в процессе подготовки решил посмотреть, кроме обязательных хрестоматийных книжек на эту тему, что же актуального рассказывает нам про переговоры всезнающая Wikipedia. К своему удивлению, я не обнаружил там такой словарной статьи. То есть примеров разных конкретных переговоров — пожалуйста, сколько угодно, с историческими подробностями и выводами.  А вот дефиниции — что это, собственно, такое, каковы последние тенденции и прочая — нет, не занесли ещё такую статью в Википедию. Посмотрел на немецком: Verhandlungen — удивительно, похожая ситуация. Переключил на английский, про Negotiations — огромная статья с рубриками и цитатами. Правда, мне это не много добавило к тому, что я нес на тренинг. А осадок задетого великорусского  шовинизма остался.
Тренинг же, несмотря на некоторую организационную чехарду, прошел в целом очень даже неплохо, и я в очередной раз подивился, какие пируэты может выделывать групповая динамика в русле даже очень спокойного и делового процесса. И как здорово бывает встроиться в эту самую динамику и балансировать между ролью модератора, лишь слегка направляющего вектор процесса, и функцией собственно тренера во всем её многообразии. 
Но вообще тренинг всё-таки процесс довольно энергозатратный. А я к тому же неважно себя чувствовал — сезонное недомогание, знаете ли.. Однако энергетическая зарядка, которую я показывал участникам и сам делал с ними в полную силу, позволила нам продолжить и закончить процесс на самой что ни есть мажорной ноте.
А вот на следующий день я сдулся. Хандрил, ленился, лечил голос и не выходил из дома. И слушал музыку в перерывах между дремотой и настоящим крепким сном. Слушал всяких добрых стариков, и в частности, опять же после значительного перерыва, Negotiations And Lovesongs. Paul Simon.  Этот альбом — сборник его  песен (не скажу, что лучших) с таким вот странным названием.
В жизни всегда есть место переговорам.
Подпись.
Рукопожатие.