Коучинг и деньги

В своё время я придумал шуточное определение коучинга. Звучит оно так: коуч продаёт своим клиентам их ответы на их вопросы — за их деньги. Эту фразу подхватили некоторые мои коллеги, и мне приятно, что она пользуется успехом в определённых кругах. Некоторые даже указывают авторство. А вообще существует много разных серьёзных (иногда даже слишком серьёзных) определений коучинга. Но все сходятся в одном: это дорогая услуга. Мне приятно сознавать, что всё больше людей готовы тратить деньги на коучинг. Немалые деньги. И мне отрадно, что компании, в которых приживается культура коучинга (а таких компаний становится всё больше) закладывают на коучинг своих сотрудников солидные бюджеты. Я представляю, какой оборот капитала в мировом коучинге. Хотя, честно говоря, представить это сложно: там просто астрономические суммы.
Не секрет, что коучинг – это и образ жизни. Определённый образ, скажем так, определённый стиль, определённый уровень. Который определяется и деньгами в том числе. Это и понятно: коуч – штучная профессия. И обучение стоит дорого.
В связи с этим мне особенно радостно быть свидетелем того, что люди и компании, зарабатывающие большие деньги, тратят значительную часть заработанных средств на благотворительность и разнообразные социально значимые проекты. То ли я стал больше посвящён в такие дела, то ли действительно этого становится больше. И я испытываю гордость оттого, что некоторые из моих коллег и друзей в свою очередь безвозмездно помогают людям. По-разному. Для кого-то это – десятина, кто-то жертвует суммы больным, многодетным, помогает клиникам и хосписам. Никто это особенно не афиширует, об этом не принято говорить громко, но иногда в разговоре просачивается такая информация. Иногда она читается между строк.
И это здорово. Потому что этот самый определённый уровень жизни не перечёркивает человеческое в людях. Потому что деньги – это, конечно, очень важно. Но это не всё. Не всё меряется ими, и не всё на них можно купить. И это великое чувство, когда знаешь, что можешь кому-то помочь. И помогаешь. Деньгами – или наоборот, оказывая помощь без денег тому, кому она необходима, но кто не в состоянии заплатить.

Нетипичный отзыв

Вообще для отзывов здесь есть специальная рубрика, но этот я публикую отдельно. Потому что он не совсем обычный. Вернее, совсем необычный. Я провёл всего лишь четыре (целых четыре) сессии с девушкой, поработать с которой мне выпало в рамках проекта сотрудничества с Перспективой.

Проект социально симпатичный, экспериментальный и… непростой. Ниже привожу полностью, что написала мне по моей просьбе моя коучи. Всё по-честному. Для полноты картины должен сказать, что она — студентка пятого курса факультета психологии.

Для меня эти её впечатления о нашей работе — повод задуматься о коучинге вообще, о контексте, в котором он происходит, о свободе выбора и несвободе без выбора. А главная ценность для меня — взгляд человека «со стороны», который встретился с коучингом спонтанно и практически не был обременён ни запросом, ни чётким представлением о том, как это будет. Пунктуация автора сохранена.

«Я пошла на коучинг потому, что меня пригласила «Перспектива». Толком не зная, что такое коучинг — просто из любопытства!

4 занятия по часу… ну что тут можно успеть? А говорят, больших денег обычно стоит. Ладно, посмотрим.
На 1 занятие пришла из любопытства, на 2 потому, что договорились — говорим о чём-то совсем обычном, почти ни о чём — на фига пришла?

Шок пришел на 3 занятии — как-то исподволь поняла что ждала… ПРОЕДАНИЯ МОЗГОВ!!! И ШОК как раз от того, что тебе их никто не проедает. Просто разговор, с уважением друг к другу. (Я ж не алкаш, я не спрашивала сакраментальное «Ты меня уважаешь???»)))
Не знаю почему это всплыло сейчас. Это при том, что как раз с  учителями и преподавателями отношения  у меня всегда были прекрасными!

Знаете, была такая старая комедия «Ты мне, я тебе» — и вот там у рыбок случилось отравление чистой водой.
Вот, лёгкая оторопь была именно от «чистой воды».

Не знаю, выучу ли я итальянский, займусь ли этой нудной готовкой или развитием  карьеры.
Открытие состоялось, которого не ждали — «есть ли жизнь без проедания мозгов друг другу»?
Оказывается, есть)»

О тренингах и готовности к общению.

Я уже как-то писал про везение и про сотренерство, сам недавно перечитал этот свой  пост и готов подтвердить написанное.

И вот опять мне повезло с тренером, вместе с которым мы уже несколько раз провели наш совместный языковой тренинг «от слова – к делу». И надеюсь, проведём ещё не единожды. Так случилось, что во время учёбы в ИнЯзе мы с Дмитрием Петровым практически не пересекались. Но и тогда и позже вращались в сферах, орбиты которых были где-то совсем рядом. И спустя годы судьба в лице нашего общего инязовского товарища свела нас не просто как знакомых и коллег, а как двух экспертов, которым предстояло разработать и испытать на людях (!) новый продукт на стыке коучинга, тренинга, психологии, лингвистики, педагогики и НЛП. Разработка и подготовка проходила в несколько этапов, каждый этап продолжался много часов и сопровождался бурными обсуждениями и не менее бурными возлияниями. Дмитрий пил кофе, я – чай.

Теперь можно сказать без ложной скромности: эксперимент удался, и никто из людей, на которых он был поставлен, не пострадал. Скорее, наоборот: каждый получил свою индивидуальную дозу пользы. Главное, что происходит на этом тренинге: люди понимают, что выучить иностранный язык абсолютно реально, и что от этого можно получать удовольствие. Что не надо годами ходить вокруг да около, а надо брать методику и работать по ней. Что надо включать и активизировать ресурсы, которые у каждого есть изначально (в разной степени и в разных пропорциях, но они имеются у всех). И каждый получает свою порцию слов и фраз, знаний и подходов, инструментов и схем. И дальше волен распоряжаться этим всем по собственному разумению. Мы даём людям неплохой стартовый капитал и рассказываем, как его можно приумножить. Уверен, многие будут успешно это делать. И это вселяет радость: мы делаем полезное нужное дело, и качество жизни наших участников растёт.

Но к этой радости примешивается некоторая горечь. И я решил всё-таки поделиться своими наблюдениями «по жизни», в том числе с тренингов (и не только с языковых), которые наводят меня на печальные мысли. Говоря коротко: большинство наших сограждан просто не умеет общаться. Люди живут в своих семьях и работают в своих офисах, они погружены в себя и свой маленький мир. И это в общем нормально. Но когда эти люди встречаются с другими людьми, они совершенно не готовы к обмену информацией – ни эмоционально, ни интеллектуально, ни энергетически.  Они не готовы получать информацию и не умеют делиться ей. А выдаёт это в частности тело, которое, как известно, не врёт. Говорю не обо всех, но об очень многих людях из тех, с кем мне приходилось так или иначе коммуницировать. И печальные эти мысли сводятся к одному: у нас НИГДЕ не учат человека общаться. За редким исключением в лице специализированных учебных заведений и – ну да, тренингов по коммуникациям. В школе, где маленький человек получает знания, 90% которых ему в жизни потом не пригодится, к тому же и процесс социализации поставлен в режим датчика случайных чисел. А в большинстве ВУЗов учебный процесс вообще исключает всякую «лирику» и направлен на получение знаний. Полезных, но специальных. Опять же и среди школ и среди ВУЗов есть исключения, и многое зависит от учителей и преподавателей. Но факт остаётся фактом: большинство взрослых в нашей стране не принадлежат к тем людям, которых можно назвать коммуникативно компетентными. К тому же мы сейчас живём в обществе, где государство если и играет какую-то роль  в социализации граждан, то эта роль скорее отрицательная. И люди замыкаются в своих кружках общения, в своих референтных группах.

Хорошая новость состоит в том, что и коучинг и тренинги – причём любые (но хорошие!) тренинги – восполняют этот пробел и дают людям элементарные навыки общения. И мотивацию пользоваться этими навыками. Или хотя бы просто указывают им путь в сторону коммуникаций. И я считаю этот свой вклад не менее важным, чем те важные и благородные цели, которых достигают участники моих тренингов и мои клиенты по коучингу.

Внешняя и внутренняя игра

Тот факт, что основоположник коучинга Тимоти Голви был в своё время теннисистом, и что многие метафоры внутренней игры он взял именно из тенниса, имеет для меня особое значение. Сам я начинал играть в теннис в те далёкие времена, когда этот вид спорта считался чем-то чуждым для советского человека, носящим привкус элитарности, а стало быть, и буржуазности. Что, впрочем, не мешало уже тогда нашей стране растить великолепных игроков и чемпионов. А сочетание увлечения теннисом и учёбы в ИнЯзе было для «простых людей», окружавших меня в то время, поводом для раздражения, граничившего с неприязнью. Хотя должен сказать, что и среди тех самых «простых людей» были люди просто симпатичные и близкие мне по духу. А среди ИнЯзовской и теннисной «элиты» попадались субъекты, общение с которыми я старался сводить к минимуму. Тогда я и начал понимать, что главные, знаковые качества каждого человека не имеют прямого отношения ни к его образованию, ни к его окружению, ни даже к воспитанию.

Начал играть я поздно, лет в четырнадцать, в спортивной  школе сызмальства не занимался, и в итоге играл себе на любительском уровне, хотя и неплохо. Но прежде чем выйти на корт по-серьёзному, много  времени я проводил у деревянной зелёной стенки, в которую часами стучал мячом. А стенка бесстрастно,  терпеливо и объективно возвращала мне те удары, которые я в неё посылал. Это было для меня важным уроком. «Стенка — твой лучший партнёр», говорил мне покойный Анатолий Васильевич, тогдашний директор стадиона «Связист», что в Сокольниках. Там я и устроился работать после службы в армии — за крошечную зарплату и постоянный доступ на корты.

Но однажды к упражнениям у стенки добавился ещё один важный фактор. Было яркое июльское утро, в Сокольниках пели птицы, а я уже полчаса вколачивал мячи в стену. И тогда наш инструктор по теннису Андрей, оказавшийся в те минуты свободным, занял позицию сзади и сбоку от меня и стал давать мне инструкции: «Смотри на мяч!» «Замах заранее!» «Боком к мячу!». Он не говорил мне ничего такого, чего я не знал до этого. Теоретически. Но преодолев раздражение, я уже через несколько минут стал замечать, что меткость и эффективность моих ударов в стенку заметно повысилась. С тех пор такие занятия стали регулярными, а Андрей позже надолго стал моим настоящим партнёром на корте. Я ни разу у него не выиграл, но такой цели я и не ставил. Главное — мы оба получали удовольствие от игры.

Потом я  «заразил» теннисом  нескольких друзей, приводил на корты хороших знакомых и вообще цинично пользовался служебным положением, хорошими отношениями  и любой возможностью, чтобы сыграть сет-другой. В разное время моими партнёрами были разные известные люди. Я играл с Савелием Крамаровым, который тогда собирался уезжать в Штаты. К слову сказать, Крамаров был очень тренированным и физически крепким человеком, что чувствовалось и на корте.  Играл с космонавтами Серебровым и Гречко — это уже на наших зимних крытых кортах.  Я был любитель-самоучка, но очень любил теннис, был очень упёртым, а главное — я много тренировался у стенки. И при каждой возможности звал Андрея или ещё кого-нибудь, кто зудел бы мне сзади и сбоку: «Смотри на мяч!».

В прошлом году после значительного перерыва я снова стал играть в теннис. И снова начал со стенки. Мне иногда не хватает того, кто бы мне позудел. Приходится делать это самому. И это — та самая внутренняя игра. А игра внешняя вместе с внутренней — она происходит больше в коучинге, когда мне приходится не только зудеть сзади-сбоку, но и быть тем, кто бесстрастно, терпеливо и объективно возвращает клиенту его удары. Прежде чем он выйдет на корт.

 

 

Двадцать лет спустя

В августе 1991 г. Игорь Буц, главный продюсер московского корпункта  телевидения ARD, сказал мне примерно так : «Сергей, ты у нас уже достаточно поработал на разных проектах, поездил в командировки и проявил себя как надёжный член команды и хороший журналист. Завтра я ухожу в отпуск на три недели, поработай за меня, на моём месте». Я выразил сомнение, справлюсь ли я с такой ответственной ролью. «Ничего, — подбодрил меня Игорь, — сейчас время спокойное, ничего особенного не предвидится. Следи за новостями, предлагай свои темы, если сочтёшь нужным. Выходи прямо 19-го августа».

Первое, что я услышал в то утро по радио — что президент Горбачёв болен, а управление страной взял на себя ГКЧП. Первое, что я увидел из окна, придя на работу — танки, стягивающиеся к Белому Дому. Офис ARD расположен очень удобно — как раз через реку, на 12-м этаже. Общие планы нам удавалось снимать прямо из окна.

В офисе я, как и все мы, остался на все эти 3 дня.  На второй день, правда, мне удалось съездить домой — переодеться и передать друзьям на кассетах отснятый материал — чтобы его распространяли по знакомым. Потому что по телевизору, как водится, показывали «Лебединое Озеро» и заявления ГКЧП. Эта работа была хорошей школой. Эти трое суток стоили половины срока обучения на журфаке.

То, что приходилось лазить под танки, — это быстро стало рутиной. Потому что требовался крупный план, а аккумуляторы, питающие лампочку на камере, соединяются с ней весьма коротким проводом. Было ли страшно? Было. Особенно, когда ожидалась газовая атака, и какой-то невзрачный человек объяснял громким хриплым голосом перед толпой у Белого Дома, как надо смачивать мочой носовой платок, если нет противогаза.

Эти трое суток были как один длинный день. Эйфория после провала ГКЧП и «победы» Ельцина сменилась разочарованием и фрустрацией. Народ в очередной раз поучаствовал в революционных событиях, а потом ему, народу, снова досталась роль пассивного наблюдателя, как где-то там, наверху, не совсем адекватные и не всегда трезвые люди играют в свои игрушки, не очень-то обращая внимание на этот самый народ, болтающийся у них под ногами.

А сейчас, через 20 лет, многое видится вообще совсем по-другому. Думаю, именно тогда я, впервые задумавшись, стал по-настоящему ценить отдельно взятую жизнь отдельно взятого человека. Я тогда очень остро почувствовал, какая трагедия — смерть одного человека. И начал понимать, что лучше реально и действенно помочь кому-то одному, чем строить планы о переустройстве общества и улучшении жизни вообще.

Коучинг — он и про это тоже.

 

PR и дискуссии в социальных сетях

Сколько раз я зарекался, но время от времени всё-таки даю слабинку и позволяю втянуть себя в какую-нибудь дискуссию. На этот раз такая дискуссия произошла на страницах фейсбука, а инициирована (или лучше сказать, спровоцирована) она была высказыванием одного молодого тренера-психотерапевта. В том духе, что психотерапевты могут оценивать работу коуча, а наоборот — никак нельзя. Потому что коуч против психотерапевта — всё одно что медсестра против хирурга. И далее в таком духе.

Видимо, меня действительно задел такой безапелляционный посыл, и я позволил себе пару язвительных реплик. Но когда дискуссия, как это часто бывает в социальных сетях, начала обрастать новыми ветками и участниками, когда в коктейль из аргументов и эмоций стали подливаться всё новые примеси, я понял, что пора прекратить своё участие в спектакле, что и сделал незамедлительно.

И уж сколько копий было сломано в подобного рода диспутах! И как только не называли коучинг и коучей,  каких только сравнений не выдумывали, каких только «корней» нам не приписывали! Тем не менее наше искусство и ремесло стремительно развивается, растёт число компаний, заказывающих коучинг для своих ключевых сотрудников.  А главное — клиенты приходят с самыми разными вызовами и ситуациями из самых разных сфер жизни и получают, используя свои собственные ресурсы, то, чего они ждут от нас, а зачастую и сверх того.

Я всегда говорю своим клиентам: главное — осознанность. События, участниками которых вы стали, могут быть важными или не очень. Но всегда важны выводы, которые вы делаете для себя. Опыт, который вы сможете применить.

Итак, выводы, которые я сделал для себя.

1. Иногда можно нарушить даже собственные правила — если от этого хоть какая-то польза, например, эмоциональная.

2. Инициировать дискуссию в социальных сетях — отличная идея. Обратная связь в любом случае полезна, вам накидают кучу своих и чужих идей и цитат,  к тому же это неплохой PR.

3. Прекрасное упражнение — балансировать на грани спокойной отстранённости и игривой вовлечённости в происходящее. Состояние, которое я так ценю на тренингах.

4. Иногда умные люди говорят глупые вещи. Иногда глупые люди говорят умные вещи. Это ровным счётом ничего (и никого) не меняет.

5. Здорово, когда можешь делать, что хочешь. И не делать того, чего не хочешь.

6. Ко мне приходят те, кому я нужен.  С кем мы совпадаем эмоционально, интеллектуально и энергетически.  То есть избранные.

Аминь.

P.S. перекликнуЛОСЬ с моим старым постом: http://www.schepilov.ru/?p=160

День России

Что же это за праздник такой – День России? Какой-такой России?

«В 1994 году первый Президент России Борис Ельцин своим Указом придает 12 июня государственное значение — День принятия декларации о государственном суверенитете России.» Это цитата из официальных источников.

А тремя годами раньше, в 1991, Борис Николаевич в глобальном прямом эфире выдал один из самых ярких своих  императивов, тут же вошедший в историю:  «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить!». И бывшие советские республики принялись глотать. С разной интенсивностью, с разной степенью готовности к процессу. Некоторые — соблюдая  правила приличия, пользуясь ножом и вилкой. Другие – безо всякого там культур-мультура, засовывая куски в рот руками, с громким чавканьем, а то и вовсе не пережёвывая. Отрыгивалось всем по-разному, независимо от процесса поглощения. Некоторым отрыгивается до сих пор, с разными привкусами и призвуками.

Можно как угодно относиться к развалу великой когда-то державы, и каждый волен использовать этот факт сообразно своим убеждениям (если таковые есть) и согласно своей риторике. Я вырос в Советском Союзе, но мне не жаль той страны. Я не хочу назад в СССР. В начале восьмидесятых я ушёл с середины третьего курса ИнЯза — как нам тогда объясняли, ВУЗа, находившегося на острие идеологической  борьбы. Ушёл, не дождавшись сессии. Ушёл, потому что меня достала эта самая идеологическая борьба. Изучая иностранные языки, мы могли общаться с носителями этих языков только под бдительным, хотя не всегда явным, оком КГБ. Нескольких моих друзей и однокурсников отчислили из института за «поведение, недостойное советского студента». Это, например, могло быть мирное распитие коктейля в валютном баре или слишком тесное знакомство с иностранцем.

Спустя несколько лет я восстановился в ИнЯзе, где царили уже совсем другие порядки. Но это уже и совсем другая история.

Ещё одна цитата:

«Опросы населения тех лет (девяностых) наглядно демонстрировали полное отсутствие понимания у россиян сути этого праздника. Для большинства 12 июня было просто очередным выходным днем, когда можно поехать куда-нибудь на отдых или же на дачу поработать на грядках.»
Вот это я очень хорошо помню! Я тогда работал журналистом, и сам проводил интервью и уличные опросы. Тогда люди уже не шарахались от микрофона, но на вопрос, что это за праздник такой, почти никто не мог дать сколько-нибудь вразумительного ответа. Да и для меня этот день так и не стал праздником, а именно что остался ещё одним выходным. Впрочем, не являясь наёмным работником, теперь я сам регулирую, когда у меня выходной, а когда – рабочий день. Например, некоторые мои клиенты предпочитают коуч-сессии  в их выходные. Стало быть, для меня – самая работа.

«Сейчас День России — праздник свободы, гражданского мира и доброго согласия всех людей на основе закона и справедливости. Этот праздник — символ национального единения и общей ответственности за настоящее и будущее нашей Родины.» Что ж, риторика ничуть не хуже советской, да и стиль узнаваемый…

Да, сейчас нет того строгого и бдительного государства, которое осуществляло постоянный контроль за своими гражданами. Сейчас — совсем другая история. Маятник, как это бывает, качнулся в другую сторону. Идеологическая борьба закончилась. Идеологии просто нет. Государство устранилось от выполнения многих своих функций, которые раньше считались естественными. И надежды на то, что это государство поможет получить образование, медицинскую помощь или просто обеспечит достойное существование большинству своих граждан, что оно возьмётся за решение социальных проблем, которые нарастают, как снежный ком, – такие надежды может теперь питать только очень наивный человек.

Поэтому именно сейчас гораздо больше стало зависеть от каждого человека в отдельности. От индивидуума. От того, какими знаниями и навыками он обладает, сколько ответственности он может взять на себя, насколько он конкурентоспособен, как может вписаться в новые жёсткие условия, которые предлагает ему социум. Или как он может предложить социуму свои условия, не играя по общим правилам.
И именно поэтому сейчас востребованы профессиональные помощники, специалисты, работающие в системе Человек-Человек. (Именно так, с большой буквы). Тренеры, консультанты, коучи, наставники – те, кто помогает отдельным людям и командам наилучшим образом раскрыть свой потенциал и вписаться в требования системы. А если надо, то эту систему менять.

С праздником, дорогие товарищи! Поеду, пожалуй, поработаю на грядках – индивидуально, но вместе со всем своим народом.

Свои и чужие

Психологи утверждают, что при встрече с незнакомым человеком у нас подсознательно включается механизм «свой — чужой».  И в считанные секунды мы подсознательно решаем для себя, можно ли доверять этому человеку, входит ли он в «наш круг», принадлежит ли к тем людям, с кем мы хотим познакомиться поближе.
Я уверен, что результат этого мгновенного теста влияет и на сам акт знакомства, если встреча такое знакомство предполагает. Однако и рукопожатие, обмен взглядами, приветственная улыбка — всё это может быть продолжением этого теста. От первого впечатления, которое мы производим на других, зависит очень многое, и пренебрегать этим знанием значит не учитывать (а значит — не использовать правильно) важный инструмент общения. Особенно это относится к людям, деятельность которых связана с продажами, презентациями, с работой в социуме. От того, как нас воспринимают в первые несколько секунд, зависит, захотят ли у нас что-то купить, воспользоваться нашими услугами, просто продолжить общение с нами.
По мере общения кто-то из нашей референтной группы, а иногда и просто из знакомых, становится нам всё более своим. И иногда этого достаточно для комфортного общения, которое, с одной стороны, не переходит в дружбу или более близкие отношения, с другой — не подразумевает слишком формальных коммуникаций и строгих рамок.
Мне хотелось бы остановиться на нескольких моментах, которые по моему опыту стоит учитывать в связи с вышесказанным.
1. Чем выше самооценка человека, тем меньше он озабочен тем, какое произведёт впечатление на окружающих. Как следствие — такому человеку легче войти в контакт с другими людьми и осознанно принять решение, для кого он хочет быть своим, для кого — нет.
2. Быть своим среди чужих так же некомфортно, как чужим среди своих. Порой требуются волевые, интеллектуальные и энергетические усилия, чтобы занять правильную (для себя) позицию в этом поле.
3. Иногда, чтобы стать своим для группы людей — например, «взять» аудиторию, — можно радикально отстроиться от неё, гротескно показав: я здесь чужой. Дальше — дело техники и интуиции.
— — —
Недавно на одном из тренингов я попросил участников поделиться, кто ещё на этапе знакомства определил меня как своего, кто — как чужого. Для тренера это очень важно, и я время от времени провожу такие «замеры». Результаты были среднестатистическими, но на этот раз я сделал полезное (лично для меня) открытие: лучше быть либо своим, либо чужим для участников группового процесса. Лучше, чем «никаким».
— — —
Я не берусь работать в коучинге с человеком, пока у него не загорелась зелёная лампочка с надписью «свой». Не стану утверждать, что так надо, возможно, кому-то в качестве клиента как раз более комфортно работать с коучем «на почтительном расстоянии».
— — —
Почти каждый решает для себя сам, где и для кого он свой, где и для кого — нет. Почти — потому что иногда это решают за человека — его референтная группа, социум, семья. Показатель «взрослости» в любом возрасте — умение не только решить, с кем мы и куда идём, но и управлять этим процессом.
Для меня лично работает важный фактор. Если я двигаюсь в правильном направлении, мне попадаются всё больше свои. Люди со схожими взглядами, близкие по духу, по ценностям  и по стилю. Понятно, что и обратный процесс имеет место. Есть люди, которые были в моей жизни очень близкими, «своими в доску», а теперь — «чужее всех чужих». Некоторые потери отзываются до сих пор. Увы, такое случается. То, что называется простым словосочетанием «смена окружения», иногда подразумевает болезненные процессы.
— — —
Желаю всем осознанности и поступательного развития.

Мои требования к коучу

Я – требовательный человек. К себе и к другим. Если я что-то делаю, то стараюсь делать это хорошо. А если хорошо не получается – либо бросаю, либо учусь и тренируюсь, пока не получится хорошо.

Коуч – это особенный человек, и к нему требования не просто строгие, а повышенные. Очень многое в жизни может измениться к лучшему благодаря коучу, и обидно, если такие изменения не происходят лишь из-за того, что коуч и клиент говорят на разных языках или не совпадают энергетически.

Разные люди по-разному оценивают человеческие качества, в том числе и свои собственные. У разных людей – разные цели и ценности. И коуча в идеале выбирают, ориентируясь на эти приоритеты. Тем не менее кому-то может быть интересно,  каковы МОИ личные требования к МОЕМУ личному коучу. Далеко не для всех они будут так же важны, как для меня, а для кого-то и вовсе неприемлемы, и это естественно. Но всё же я решил поделиться этой информацией. Некоторым людям она расскажет обо мне больше, чем подготовленная презентация или год-другой шапочного знакомства. А кому-то послужит ориентиром в выборе личного коуча и поводом задуматься о своих критериях в этом выборе. Подчёркиваю, что стандартные качества коуча (эмпатичность, эмоциональный интеллект, развитая интуиция и т.д.) – это само собой разумеющиеся вещи. Мои требования – дополнения к основным, базовым, «всеобщим».

Хочу внести ясность: моим коучем может быть и мужчина и женщина – для меня равнозначно приемлемы оба варианта. Грамматическая категория мужского рода употребляется только лишь для простоты. Итак.

МОЙ личный коуч должен быть

— воспитанным

— тонко чувствующим

— чистоплотным

— интеллигентным

— искренним

— зрелым

— самодостаточным

— организованным

Он должен:

— одеваться со вкусом

— хорошо пахнуть

— хорошо говорить на родном языке*

Он должен обладать

— хорошей реакцией

— способностью к импровизации

— гибкостью

МОЙ личный коуч НЕ должен

— злоупотреблять алкоголем

— употреблять наркотики и вещества, изменяющие сознание

— быть моложе 35 лет

— рьяно демонстрировать свои взгляды и пристрастия

* Здесь нужно отдельное объяснение. Если коуч – русский, то он должен грамотно, связно  и без ошибок говорить на русском языке, а именно на его московском наречии, которое до сих пор является нормой. Этот пункт отсеивает для меня примерно 80 % людей, которые подошли бы мне в качестве коуча по всем остальным параметрам.

Налич, Rammstein и особый путь России

Есть такие темы — отписался и забыл. А есть — и не хочется писать, а надо.
Меня удивили многочисленные реплики друзей и близких людей, которые живо обсуждали Евровидение и историю вокруг Налича, и спрашивали меня: ну, как тебе?
Итак, по порядку.
Удивило меня прежде всего то, сколько людей тратит время на просмотр конкурса  Евровидения, который  уже давно превратился в гламурно-мажорную ярмарку тщеславия.  К тому же эти люди, коих я никак не могу заподозрить в легкомыслии,  всерьёз относятся к нему и за кого-то болеют.
Знаю, что рискую потерять несколько очков в глазах моих соратников, но говорю честно: мне нравится Налич  и то, что он делает. Нравится его голос, аранжировки и  его стиль, который  можно как-то выделить, отличить от звуковой жвачки, выплёвываемой из экрана ТВ.  Специально послушал песенку Lost & Forgotten, чтобы составить собственное мнение, и даже и поиграл параллельно на гитаре: там сначала всё «на блатных аккордах» (по-настоящему, в ля-миноре!), а потом есть уход в  до минор, который  можно понять как  намёк на неаполитанский лад или на a-la Балканы. Вообще эдакая цыганщина  присутствует у Налича почти во всех вещах, что обеспечивает его песням широкую любовь широкой же аудитории, склонной к кабацкой музыке во всех её видах.
Но:  Боже упаси относится к творчеству коллектива Налича серьёзно! Конечно, это стёб, и в этом жанре Налич как раз и хорош, даже когда его стёб грустный. Для меня как раз Налич — та точка кабацкости, ниже которой я опускаться не готов. На грани фола.
Рад, что они не заняли 1-е место, потому что на Евровидении коллектив оказался «вне формата». Тем самым Россия ещё раз доказала миру, что у неё свой собственный путь, и никакие западные демократии нашей суверенной не указ.  Правда, и Наличу я предрекаю гламурное будущее: пути назад ему нет, и придётся ему принимать правила игры в шоу-бизнес по-русски. Он, собственно, их уже принял, повязав шарфик от какого-то там дизайнера. Но в рамках, которыми он был ограничен, он всё сделал как надо.
Немецкая девочка Лена Майер заслуженно заняла первое место, и я это говорю без иронии. Это миленькая песенка, с намёком на 80-е, и хорошо, что она так вписалась в конкурс.
Кстати, о Германии и музыке, которую она производит. Тут у меня возникла  непрямая ассоциация: если относиться серьёзно к группе Rammstein, то слушать их музыку просто невозможно. Не так давно один мой коллега предложил мне послушать их тексты, и я оценил великолепное чувство юмора этих тевтонских ребят, вокруг которого всё и построено. Хотя не исключаю, что для кого-то это просто хорошо сочинённый и сыгранный тяжеляк.

Вот здесь как раз мой главный вывод. Всё зависит от того, как мы воспринимаем то или иное явление, того или иного человека. «Не понял юмора» — иногда за этой простой фразой кроется неумение или нежелание посмотреть на вещи глазами нашего собеседника, поиграть с действительностью, попробовать варианты. Слишком серьёзный, насупленный взгляд бывает так же неуместен, как и поверхностное, легкомысленное восприятие серьёзных вещей.
Коучинг помогает найти несколько таких точек и балансировать между ними, выбирая, что сейчас лучше, полезнее и перспективнее.