Коучинг и деньги

В своё время я придумал шуточное определение коучинга. Звучит оно так: коуч продаёт своим клиентам их ответы на их вопросы — за их деньги. Эту фразу подхватили некоторые мои коллеги, и мне приятно, что она пользуется успехом в определённых кругах. Некоторые даже указывают авторство. А вообще существует много разных серьёзных (иногда даже слишком серьёзных) определений коучинга. Но все сходятся в одном: это дорогая услуга. Мне приятно сознавать, что всё больше людей готовы тратить деньги на коучинг. Немалые деньги. И мне отрадно, что компании, в которых приживается культура коучинга (а таких компаний становится всё больше) закладывают на коучинг своих сотрудников солидные бюджеты. Я представляю, какой оборот капитала в мировом коучинге. Хотя, честно говоря, представить это сложно: там просто астрономические суммы.
Не секрет, что коучинг – это и образ жизни. Определённый образ, скажем так, определённый стиль, определённый уровень. Который определяется и деньгами в том числе. Это и понятно: коуч – штучная профессия. И обучение стоит дорого.
В связи с этим мне особенно радостно быть свидетелем того, что люди и компании, зарабатывающие большие деньги, тратят значительную часть заработанных средств на благотворительность и разнообразные социально значимые проекты. То ли я стал больше посвящён в такие дела, то ли действительно этого становится больше. И я испытываю гордость оттого, что некоторые из моих коллег и друзей в свою очередь безвозмездно помогают людям. По-разному. Для кого-то это – десятина, кто-то жертвует суммы больным, многодетным, помогает клиникам и хосписам. Никто это особенно не афиширует, об этом не принято говорить громко, но иногда в разговоре просачивается такая информация. Иногда она читается между строк.
И это здорово. Потому что этот самый определённый уровень жизни не перечёркивает человеческое в людях. Потому что деньги – это, конечно, очень важно. Но это не всё. Не всё меряется ими, и не всё на них можно купить. И это великое чувство, когда знаешь, что можешь кому-то помочь. И помогаешь. Деньгами – или наоборот, оказывая помощь без денег тому, кому она необходима, но кто не в состоянии заплатить.

Ритм в темноте

Недавно мне довелось провести свой ритмический тренинг в полной темноте. Надеюсь, что это – только начало моего сотрудничества с проектом DiD – Диалогом в темноте.

Когда я сам попал в темноту пару лет назад в качестве любопытного участника, я сделал для себя несколько важных открытий. Понятно, что в темноте восприяите человека радикально меняется, органы чувств начинают работать совершенно по-другому. Описывать это – дело неблагодарное.

Но сейчас речь о том, что мне предложили провести в темноте мой любимый ритмический тренинг, который я придумал много лет назад и время от времени веду в открытом формате, а иногда и в организациях. И новый опыт был потрясающим. Здесь сошлись в одной точке несколько важных факторов. То, что в полной темноте у человека в первую очередь обостряется слух и тактильное восприятие, — прекрасная предпосылка для того, что участники будут более открытыми навстречу римическим активностям. Что они будут внимательнее слышать себя и друг друга, не скованные непривычной обстановкой, не стеснённые комплексами типа «я не умею», «у меня нет чувства ритма» и т.п. Меня никто не видит, значит я в относительной безопасности, никто не увидит и моих ошибок, если таковые случатся – вот так примерно думают и чувствуют участники действа.

Тренинг получился более динамичный, но в то же время более загадочный и магический, чем обычно. Ведь ритм в темноте ощущается острее и более чётко. То, что говорят участники (в темноте!) после каждой активности, приобретает особый вес и смысл.

Особая роль здесь принадлежит незрячим тренерам, которые помогают участникам ориентироваться в полной темноте, поддерживают их в буквальном смысле слова, а ещё и акустически. Их ювелирная работа вызывает восхищение – спасибо, коллеги!

Всем, кто открыт новому и хочет узнать о себе и мире нечто, чего не знал раньше, рекомендую сходить на какой-нибудь из тренингов DiD – в Москве или ещё где-то.

 

Нетипичный отзыв

Вообще для отзывов здесь есть специальная рубрика, но этот я публикую отдельно. Потому что он не совсем обычный. Вернее, совсем необычный. Я провёл всего лишь четыре (целых четыре) сессии с девушкой, поработать с которой мне выпало в рамках проекта сотрудничества с Перспективой.

Проект социально симпатичный, экспериментальный и… непростой. Ниже привожу полностью, что написала мне по моей просьбе моя коучи. Всё по-честному. Для полноты картины должен сказать, что она — студентка пятого курса факультета психологии.

Для меня эти её впечатления о нашей работе — повод задуматься о коучинге вообще, о контексте, в котором он происходит, о свободе выбора и несвободе без выбора. А главная ценность для меня — взгляд человека «со стороны», который встретился с коучингом спонтанно и практически не был обременён ни запросом, ни чётким представлением о том, как это будет. Пунктуация автора сохранена.

«Я пошла на коучинг потому, что меня пригласила «Перспектива». Толком не зная, что такое коучинг — просто из любопытства!

4 занятия по часу… ну что тут можно успеть? А говорят, больших денег обычно стоит. Ладно, посмотрим.
На 1 занятие пришла из любопытства, на 2 потому, что договорились — говорим о чём-то совсем обычном, почти ни о чём — на фига пришла?

Шок пришел на 3 занятии — как-то исподволь поняла что ждала… ПРОЕДАНИЯ МОЗГОВ!!! И ШОК как раз от того, что тебе их никто не проедает. Просто разговор, с уважением друг к другу. (Я ж не алкаш, я не спрашивала сакраментальное «Ты меня уважаешь???»)))
Не знаю почему это всплыло сейчас. Это при том, что как раз с  учителями и преподавателями отношения  у меня всегда были прекрасными!

Знаете, была такая старая комедия «Ты мне, я тебе» — и вот там у рыбок случилось отравление чистой водой.
Вот, лёгкая оторопь была именно от «чистой воды».

Не знаю, выучу ли я итальянский, займусь ли этой нудной готовкой или развитием  карьеры.
Открытие состоялось, которого не ждали — «есть ли жизнь без проедания мозгов друг другу»?
Оказывается, есть)»

Приглашаем вас на уникальный авторский тренинг Сергея Щепилова «В ритме жизни».

Ритм присутствует абсолютно во всём. Дело, которому мы посвящаем время своей жизни, все биологические процессы, протекающие в наших организмах, отношения, в которые мы вовлечены,
жизнь в большом городе — всё это сплетение разных ритмов. И человек, который может распознать эти ритмы, встроиться в них, способен вплести свой ритм в эту полиритмию. И в конечном итоге более полно и осознанно проживать свою жизнь, получать больше радости от всего, что он делает.

Что будет на тренинге?
Мы будем исследовать пространство ритма, учиться встраиваться в ритмы, которые предлагает нам сама жизнь, и генерировать свой собственный ритм. Мы будем вспоминать то, что когда-то давно знали или интуитивно чувствовали, и применять ЭТО на практике. Мы будем хлопать в ладоши, играть на шейкерах, колокольчиках и барабанах. И вообще всячески ЗВУЧАТЬ и получать от этого удовольствие и пользу. Мы пропитаемся энергией ритма и заберём её с собой в большую жизнь.

Для чего это надо?

— Это развивает моторику, чувство ритма и координацию движений, позволяет по-другому воспринимать течение времени.
— Это повышает вашу личную эффективность в разных видах деятельности.
— Это дает возможность для восстановления после тяжелой умственной работы и снятия стресса.
— Это учит каждого находить и оптимизировать свои индивидуальные алгоритмы в работе и повседневной жизни.
— Это дает мощный импульс для концентрации и высвобождает энергию для решения предстоящих задач.
— Это улучшает общее психофизическое состояние.
— Это помогает научиться слышать других и заявлять о себе во всеуслышание.
— Это позволяет найти в себе новые возможности для коммуникации с окружающими, знакомыми и незнакомыми людьми.
— Это помогает избавиться от комплексов и страхов, обрести уверенность в себе.
Ритмический тренинг поможет каждому участнику по-новому взглянуть на себя во взаимодействии с окружающими и с внешним миром.  Шейкеры, барабаны и колокольчики, на которых вам предстоит сыграть – не просто инструменты, это метафоры,  значение которых каждый определит для себя сам. Вот вопросы, на которые вы получите ответы:
Как я действую в контексте группы, семьи, команды? Каковы мои лидерские функции и возможности, сильные и слабые стороны? В каком ритме я живу и работаю? Склонен ли я сам генерировать ритм для себя и своего окружения, или скорее предпочитаю встроиться в уже существующий ритм?

Этот тренинг Сергей Щепилов разработал много лет назад и с успехом проводил его в компаниях и в открытом формате. В народе он получил название «Погремушки». После перерыва тренинг будет представлен обновлённым и доработанным в духе сегодняшнего времени, стремительно набирающего темп.

Сергей Щепилов — коуч, бизнес-тренер, ритмолог.
Вице-президент Российского союза бизнес-тренеров, консультантов и коучей.
Зав. кафедрой коучинга Института интегративной психологии, адаптации и реализации человека.

Тренинг будет проходить 17-го августа, в воскресенье, с 11.00 до 17.30 в замечательном пространстве —  мастерской скульптора Рукавишникова по адресу:

Москва, Земляной вал д. 59 стр. 2. Метро Курская или Таганская.

Стоимость участия — 5.500 рублей.

 

Количество участников в группе ограничено!

Записывайтесь на тренинг по электронной почте: lektorium@gmail.com
Все вопросы — по телефону: 8.916 —  449 17 04

Перечитывая Воннегута

Когда-то в СССР была такая шутка: интеллигентный человек не читает, а перечитывает. А ещё когда-то была легенда, что мы были самой читающей страной. И когда-то была эта самая страна. Время нынче другое, страна не та, а читать приходится много такого, о чём раньше и помыслить было невозможно. По большей части это так называемая специальная литература. То есть литература по специальности. В нашем ремесле — я про коучинг, тренинги и вообще работу с людьми — появляется множество новых методов и инструментов, тенденций и практик. И для того, чтобы не отстать, а идти, как говорится, в ногу со временем, читать приходится действительно много. И не только новинки или «из последнего». Иногда, если обнаруживается очередное белое пятно или прореха в образовании, требуется и «догонять», читая классиков. Это не зазорно признавать, ведь у всех (или почти у всех) есть такие белые пятна. Отрадно отметить, что есть книги, которые читать просто надо, и императив здесь абсолютно объективен. А есть такие, читать которые — одно удовольствие. А впрочем нет, не одно: от них ещё и несомненная польза.

Формат чтения тоже изменился. Многое мы читаем в интенренте, online, или, как это сейчас принято говорить, в электронном виде. Оно и экологично: не используем бумагу, не захламляем квартиру, бережём природу.

И тем более приятно бывает взять в руки старую добрую бумажную книгу. Бумажную, то есть напечатанную типографским способом. А ещё приятно, когда эта книга относится к условному жанру «художественая литература». Приятно, что можно побаловать себя и выделить время для встречи со старым знакомым… Недавно у меня состоялась такая встреча с книжкой «Колыбель для кошки» Курта Воннегута. Пересказывать её — дело неблагодарное и немыслимое. Кто читал — в курсе, кто не читал — советую. Советую попробовать, потому что получится далеко не у всех. Мы с этой книгой старые друзья, и как бывает после долгой разлуки, я увидел, как изменилась для меня книга за это время. И как изменился я. Что мне в этой книге? Мы такие разные… Я даже не решился бы определить жанр этого текста. Зато я в очередной раз понял что-то важное про себя. Понял, что для меня важно в написанных текстах.

Я сичтаю, что деление литературных, равно как и живописных, музыкальных и прочих произведений на хорошие и плохие — лукавство и банальность. Я, например, иногда слушаю плохую музыку, если это доставляет мне удовольствие. Моя шкала ценностей устроена по-другому. Есть авторы, которые помещают своих героев в реально существующую (или существовавшую) систему координат, или в систему условностей. А есть те, которые придумывают, сотворяют свои системы координат. В «Колыбели для кошки» — именно так. И мне было уютно жить в том мире, так похожем на настоящий, те несколько часов, которые заняло чтение книги. И так непросто было с ним расставаться.

Но из той выдуманной системы координат я вынес то, что могу использовать в общении с настоящим миром. С миром, который окружает меня каждый день. Это слова, которые обозначают понятия, не очевидные для всех, которые служат паролем для людей «нашего круга».  Это знаковые точки той системы координат, которые помогают мне ориентироваться в жизни. В жизни, которой живу я, мои друзья и клиенты, люди, дорогие моему сердцу и члены моего карасса.

Рекомендую к прочтению. Для тех, кто понимает: Курт Воннегут. «Колыбель для кошки». Перевод Р. Райт-Ковалёвой.

О тренингах и готовности к общению.

Я уже как-то писал про везение и про сотренерство, сам недавно перечитал этот свой  пост и готов подтвердить написанное.

И вот опять мне повезло с тренером, вместе с которым мы уже несколько раз провели наш совместный языковой тренинг «от слова – к делу». И надеюсь, проведём ещё не единожды. Так случилось, что во время учёбы в ИнЯзе мы с Дмитрием Петровым практически не пересекались. Но и тогда и позже вращались в сферах, орбиты которых были где-то совсем рядом. И спустя годы судьба в лице нашего общего инязовского товарища свела нас не просто как знакомых и коллег, а как двух экспертов, которым предстояло разработать и испытать на людях (!) новый продукт на стыке коучинга, тренинга, психологии, лингвистики, педагогики и НЛП. Разработка и подготовка проходила в несколько этапов, каждый этап продолжался много часов и сопровождался бурными обсуждениями и не менее бурными возлияниями. Дмитрий пил кофе, я – чай.

Теперь можно сказать без ложной скромности: эксперимент удался, и никто из людей, на которых он был поставлен, не пострадал. Скорее, наоборот: каждый получил свою индивидуальную дозу пользы. Главное, что происходит на этом тренинге: люди понимают, что выучить иностранный язык абсолютно реально, и что от этого можно получать удовольствие. Что не надо годами ходить вокруг да около, а надо брать методику и работать по ней. Что надо включать и активизировать ресурсы, которые у каждого есть изначально (в разной степени и в разных пропорциях, но они имеются у всех). И каждый получает свою порцию слов и фраз, знаний и подходов, инструментов и схем. И дальше волен распоряжаться этим всем по собственному разумению. Мы даём людям неплохой стартовый капитал и рассказываем, как его можно приумножить. Уверен, многие будут успешно это делать. И это вселяет радость: мы делаем полезное нужное дело, и качество жизни наших участников растёт.

Но к этой радости примешивается некоторая горечь. И я решил всё-таки поделиться своими наблюдениями «по жизни», в том числе с тренингов (и не только с языковых), которые наводят меня на печальные мысли. Говоря коротко: большинство наших сограждан просто не умеет общаться. Люди живут в своих семьях и работают в своих офисах, они погружены в себя и свой маленький мир. И это в общем нормально. Но когда эти люди встречаются с другими людьми, они совершенно не готовы к обмену информацией – ни эмоционально, ни интеллектуально, ни энергетически.  Они не готовы получать информацию и не умеют делиться ей. А выдаёт это в частности тело, которое, как известно, не врёт. Говорю не обо всех, но об очень многих людях из тех, с кем мне приходилось так или иначе коммуницировать. И печальные эти мысли сводятся к одному: у нас НИГДЕ не учат человека общаться. За редким исключением в лице специализированных учебных заведений и – ну да, тренингов по коммуникациям. В школе, где маленький человек получает знания, 90% которых ему в жизни потом не пригодится, к тому же и процесс социализации поставлен в режим датчика случайных чисел. А в большинстве ВУЗов учебный процесс вообще исключает всякую «лирику» и направлен на получение знаний. Полезных, но специальных. Опять же и среди школ и среди ВУЗов есть исключения, и многое зависит от учителей и преподавателей. Но факт остаётся фактом: большинство взрослых в нашей стране не принадлежат к тем людям, которых можно назвать коммуникативно компетентными. К тому же мы сейчас живём в обществе, где государство если и играет какую-то роль  в социализации граждан, то эта роль скорее отрицательная. И люди замыкаются в своих кружках общения, в своих референтных группах.

Хорошая новость состоит в том, что и коучинг и тренинги – причём любые (но хорошие!) тренинги – восполняют этот пробел и дают людям элементарные навыки общения. И мотивацию пользоваться этими навыками. Или хотя бы просто указывают им путь в сторону коммуникаций. И я считаю этот свой вклад не менее важным, чем те важные и благородные цели, которых достигают участники моих тренингов и мои клиенты по коучингу.

Внешняя и внутренняя игра

Тот факт, что основоположник коучинга Тимоти Голви был в своё время теннисистом, и что многие метафоры внутренней игры он взял именно из тенниса, имеет для меня особое значение. Сам я начинал играть в теннис в те далёкие времена, когда этот вид спорта считался чем-то чуждым для советского человека, носящим привкус элитарности, а стало быть, и буржуазности. Что, впрочем, не мешало уже тогда нашей стране растить великолепных игроков и чемпионов. А сочетание увлечения теннисом и учёбы в ИнЯзе было для «простых людей», окружавших меня в то время, поводом для раздражения, граничившего с неприязнью. Хотя должен сказать, что и среди тех самых «простых людей» были люди просто симпатичные и близкие мне по духу. А среди ИнЯзовской и теннисной «элиты» попадались субъекты, общение с которыми я старался сводить к минимуму. Тогда я и начал понимать, что главные, знаковые качества каждого человека не имеют прямого отношения ни к его образованию, ни к его окружению, ни даже к воспитанию.

Начал играть я поздно, лет в четырнадцать, в спортивной  школе сызмальства не занимался, и в итоге играл себе на любительском уровне, хотя и неплохо. Но прежде чем выйти на корт по-серьёзному, много  времени я проводил у деревянной зелёной стенки, в которую часами стучал мячом. А стенка бесстрастно,  терпеливо и объективно возвращала мне те удары, которые я в неё посылал. Это было для меня важным уроком. «Стенка — твой лучший партнёр», говорил мне покойный Анатолий Васильевич, тогдашний директор стадиона «Связист», что в Сокольниках. Там я и устроился работать после службы в армии — за крошечную зарплату и постоянный доступ на корты.

Но однажды к упражнениям у стенки добавился ещё один важный фактор. Было яркое июльское утро, в Сокольниках пели птицы, а я уже полчаса вколачивал мячи в стену. И тогда наш инструктор по теннису Андрей, оказавшийся в те минуты свободным, занял позицию сзади и сбоку от меня и стал давать мне инструкции: «Смотри на мяч!» «Замах заранее!» «Боком к мячу!». Он не говорил мне ничего такого, чего я не знал до этого. Теоретически. Но преодолев раздражение, я уже через несколько минут стал замечать, что меткость и эффективность моих ударов в стенку заметно повысилась. С тех пор такие занятия стали регулярными, а Андрей позже надолго стал моим настоящим партнёром на корте. Я ни разу у него не выиграл, но такой цели я и не ставил. Главное — мы оба получали удовольствие от игры.

Потом я  «заразил» теннисом  нескольких друзей, приводил на корты хороших знакомых и вообще цинично пользовался служебным положением, хорошими отношениями  и любой возможностью, чтобы сыграть сет-другой. В разное время моими партнёрами были разные известные люди. Я играл с Савелием Крамаровым, который тогда собирался уезжать в Штаты. К слову сказать, Крамаров был очень тренированным и физически крепким человеком, что чувствовалось и на корте.  Играл с космонавтами Серебровым и Гречко — это уже на наших зимних крытых кортах.  Я был любитель-самоучка, но очень любил теннис, был очень упёртым, а главное — я много тренировался у стенки. И при каждой возможности звал Андрея или ещё кого-нибудь, кто зудел бы мне сзади и сбоку: «Смотри на мяч!».

В прошлом году после значительного перерыва я снова стал играть в теннис. И снова начал со стенки. Мне иногда не хватает того, кто бы мне позудел. Приходится делать это самому. И это — та самая внутренняя игра. А игра внешняя вместе с внутренней — она происходит больше в коучинге, когда мне приходится не только зудеть сзади-сбоку, но и быть тем, кто бесстрастно, терпеливо и объективно возвращает клиенту его удары. Прежде чем он выйдет на корт.